Особенности ловли белой рыбы со льда

Для большинства водоемов Полесья время последнего льда, как, впрочем, и первого, - понятие весьма растяжимое. В зимнем расписании Беларуси предусмотрено достаточное количество оттепелей. Некоторые из них такие сильные, что за несколько дней успевают «сожрать» с таким трудом намерзший лед. Так что к моменту наступления предвесеннего жора рыбы, расписание которого никак не изменяется вслед за глобальным потеплением, льда как такового может уже и не быть. Эта природная катавасия может разозлить кого угодно, но только не рыболовов, привыкших приспосабливаться к подобным сюрпризам.

Окуни Полесских озёр

Кивок, медленно покачиваясь, отмечает путь мормышки в черной глубине лунки. Вот-вот приманка коснется дна. И вдруг леска зависает, словно мормышка зацепилась за какое-то подводное препятствие. Подсечка, и вот уже на леске заходил кругами упитанный полесский окунь-горбач. Звонок будильника безжалостно ворвался в мой такой хороший, сон, возвещая о том, что рыбалка, собственно, началась. Тело, расслабленное отдыхом, еще некоторое время сопротивлялось необходимости подниматься, но сознание включилось сразу. Еще бы, через полчаса я уеду на рыбалку, которую ждал целых две недели.

Улица встретила меня проливным, по-весеннему теплым дождем и ветром, свистящим в проводах, словно Соловей-разбойник. Мысль отказаться от поездки молнией промелькнула в моей голове, но великая движущая сила всех рыболовов - азарт мигом задушила этот слабый протест. И вот видавшая виды «восьмерка» мчит нас по просыпающемуся городу на встречу с озером, затерянным среди просторов Полесья. Об этом озере мы несколько недель назад узнали от местных рыболовов, которые уверяли нас в том, что аборигенные окуни вырастают до внушительных размеров, и половить их по последнему льду - одно удовольствие.

Забрав по дороге проводников и пропетляв по лесной дороге километров десять, мы оказались перед сплошной стеной тростника. По перерытой кабанами земле подъехать к самому берегу было невозможно, так что машину пришлось оставить и некоторое расстояние пройти пешком. Но «пройти» - это мягко сказано. Передвижение по тщательно перепаханной «хрюшками» земле — занятие не из простых. Мытарства закончились, как только нога ступила на лед озера.

На «опушке» камышовых зарослей мы прошли инструктаж, из которого стало понятно, что искать рыбу нужно в самих камышах (!) и в непосредственной близости от них. На чистое пространство лучше не соваться, там, по словам проводников, рыбы нет.

Кстати, при проведении инструктажа выяснилось, что предстоящая рыбалка может превратиться в интересное соревнование двух подходов к подледному лову рыбы. В команде приезжих рыболовов были приверженцы безнасадочной ловли, а местные, наоборот, признавали только ловлю рыбы с применением наживки. Они с недоверием смотрели на наши слишком «игрушечные» снасти. Сами же аборигены были «вооружены» старыми добрыми БООРовскими удильниками, на которых была намотана леска неопределенного (но не менее 0,15 мм) диаметра, был установлен кивок из кабаньей щетины и висела на леске, словно елочная игрушка, огромных размеров (по нынешним меркам) мормышка-клоп. Все это внушало мне какое-то подсознательное уважение к их хозяевам. Ничего не скажешь, серьезные ребята.

Рыбалка началась, мы разошлись по озеру. Первые лунки я просверлил, как учили, в самой гуще тростника. Мысленно попрощавшись со своей любимой «козой», начинаю искать дно. Первая проводка завершилась зацепом, но подгнившая трава после нескольких потяжек вышла наверх. Желания продолжать ловлю в этой лунке заметно поубавилось. Но когда подумал, что в других лунках будет не лучше, решил не упрямиться.

Несколько пустых проводок, и лунка безжалостно оставляется, такой тактики придерживаются все рыболовы-безнасадочники. Вот только сверлить эти лунки в почти полуметровом, с торчащими стеблями тростника, льду — занятие не очень приятное. После проверки десяти лунок в активе я имел один невнятный «тычок» — местный окунь не очень жаловал мои суперприманки.

Устав от процесса превращения льда в дуршлаг, я решил сходить к «соперникам», они сгруппировались метрах в ста от меня, на «опушке» тростниковых зарослей. Еще издалека я заметил возле их лунок лежащих на льду окуней вполне промышленного размера. Секрета из рыбалки ребята не делали: они ловили на свои «доисторические» снасти, делая плавную проводку приманки сверху вниз), начиная проводку от самой кромки льда. Поклевки рыбы случались или в самом начале проводки, или в момент касания приманкой дна. На двоих наши проводники просверлили шесть лунок, и теперь по очереди их облавливали. А я один уже насверлил их на две рыбалки вперед! Подсмотрев их тактику, я возвратился на свой полигон, полный надежд на то, что загадка клева мною разгадана.

Первая же проводка закончилась уверенной поклевкой. При опускании оснастки кивок сначала плавно поднялся, затем так же плавно согнулся. Я подсек, на другом конце лески что-то несколько раз шевельнулось и... безжалостно унесло мою мормышку. От избытка адреналина я долго не мог привязать очередную «козу» к леске. Руки тряслись так, что пришлось помогать даже зубами. Похожая поклевка произошла на второй проводке. Теперь я старался, как мог, контролировать процесс вываживания рыбы. При каждой потяжке рыбы леска стравливалась между пальцами, в каждый момент я готов был запустить в ледяную воду руку, только бы увидеть, кто там на другом конце лески. И вот ледяная крошка в лунке начала булькать, и из нее показалась рыло огромного окуня. Моя коза «затерялась» где-то в глубине его пасти, и извлекать приманку пришлось с помощью экстрактора.

После такой борьбы снасти проводников уже не казались мне «доисторическими». Порывшись в ящике, я извлек на свет удочку для ловли леща, перевязал на ней мормышку и... легкая мормышка не могла вытянуть толстую леску в одну линию, и нужной игры не получалось. Как назло, в коробке не оказалось чего-нибудь подходящего, и мне вновь пришлось переходить на легкую снасть.

Поклевки рыбы в большинстве случаев происходили у самой кромки льда. Все окуни были словно кем-то отмерены. Средний вес трофеев составлял около 250 граммов. Гиганты вроде первого окуня пока не попадались. Рыба реагировала на плавную игру приманкой. Мормышка в воде должна была просто парить. Иногда я сознательно делал остановки-зависания па несколько секунд. Порой это срабатывало, и окунь, словно блесну, подбрасывал приманку. Тогда я резко бросал мормышку на дно и моментально получал уверенную поклевку. Вероятно, окунь принимал падающую приманку за поверженную добь?1у и смело атаковал ее.

Ближе к полудню из-за туч вдруг выглянуло солнце, и природа в ответ заиграла всеми цветами радуги. Куда подевалось то уныние, которое господствовало вокруг еще полчаса назад? Вот только рыба не хотела разделять эту радость и ответила прекращением клева. Как я ни старался затемнять лунки, толку не было. А что, если попробовать пробурить парочку лунок на чистом участке водоема? Недолго думая, я осуществил своп план, и вот мормышка исчезает в лунке. Не успев опуститься и на метр, мормышка на что-то легла. Опять трава. Раздасадованный, я положил удильник у края лунки и принялся оглядывать окрестности. Клева, по всей видимости, не было ни у кого. Что ж, сверлю в стороне еще несколько лунок и возвращаюсь за своими вещами. Но взяв в руки удочку, почувствовал на другом конце лески приятное сопротивление. Через несколько мгновений на льду уже ворочалась красноперка. Интересно, но рыба взяла совершенно неподвижную приманку. Ага, горизонт залегания рыбы разгадан! Теперь, как говорится, дело техники.

Тот, кому доводилось ловить красноперку со льда, знает, что поклевка этой рыбы всегда решительная, но очень скоротечная. Не успел с подсечкой - заходи на второй круг. Зато сколько азарта в самом процессе ловли! В общем, наловился я вдоволь. Через час ловли моя черная дробинка стала серой. Рыба ободрала с нее почти всю краску, и мормышка выглядела не очень привлекательно. Но так казалось только мне. На количество поклевок это никак не влияло.

Стая рыбы располагалась между льдом и ковром из водорослей. Снова хитом сезона была проводка приманки сверху вниз. Причем поддергивать мормышку не нужно было вовсе. Медленно опускаешь спасть, сантиметров на двадцать, затем пауза секунд на пять и опять такой же спуск. Поклевки рыбы происходили или на паузе, или в самом па-чале спуска.

К вечеру опять активизировался окунь. Он вышел из зарослей тростника и оттеснил красноперку от лунок. Солнце уже практически спряталось за лесом, вроде и домой пора, а рыба атакует мормышку практически на каждой проводке.

«Подсчет голосов» показал равенство двух разных подходов к подледной ловле рыбы. И мормышка с мотылем, и безмотылка «отработали» практически одинаково. Вот только у аборигенов рыба была разнокалиберная, откровенная мелочь чередовалась с отменными «горбачами», а у нас вся рыба была приблизительно одного размера. Но урок неординарного подхода к ловле рыбы мы все-таки получили. В водоемах Полесья, с достаточным количеством корма, рыба ищет скопления разнообразных подводных беспозвоночных. Эти скопления, как правило, наблюдаются там, где кислородный режим несколько лучше.

В конце зимы, когда растворенный в воде кислород для подводных жителей становится настоящей роскошью, именно вмерзшие в лед тростинки становятся единственным каналом поступления этого богатства в подледное пространство. Участки воды над зарослями вечнозеленых подводных растений при определенных условиях также могут стать зоной, где кислорода чуть больше.

Всевозможные подводные букашки очень быстро чувствуют эту разницу и собираются в таких местах. Вслед за ними подходит в эти места и рыба, и если рыболов умеет определять места подобных «партсобраний», стабильные уловы ему обеспечены.

Ловля густеры ранней весной

Крупная речная бель - достойный соперник для тонкой зимней снасти. А ее стабильный клев - отрада для рыбацкой души. Способы подледной ловли леща, густеры, синца на ямах крупных припятских стариц несколько отличаются от подобных где-нибудь на витебских озерах. И поэтому есть смысл поговорить о во многом уникальном опыте мозыряп по ловле белой рыбы со льда на мормышку в последние дни уходящей зимы.

Период выдающегося клева речной бели случается, как правило, в последние неделю-две перед тем, как лед окончательно растает. И в этот период без эксцессов не обходится. Ежегодно местные МЧСовцы распугивают любителей подледной рыбалки, проносясь на судах па воздушной подушке. Л сколько рыболовов успевает «искупаться» при выходе со льда... Но, оставив дома все страхи, ползут рыбачки на темный и такой коварный последний лед — ведь бель идет!

Лучшая погода для рыбалки. Само это выражение для описания подледной ловли белой рыбы на Припяти совершенно неуместно. Дело в том, что бель, подчиняясь законам эволюции, постоянно мигрирует по реке. И если стая рыбы обнаружена - погоду выбирать не приходится. Мне доводилось «ударно» ловить рыбу и в оттепель с дождем, и в солнечный безветренный день, и в двадцатиградусный мороз. А бывало и так, что хорошо клевавшая с утра рыба к обеду клевать прекращала. И это притом, что погодные условия были стабильными. Просто стая ушла.

Устройство снасти

После погоды самым обсуждаемым среди рыболовов вопросом, безусловно, является устройство снасти. Тип удильннка любителей половить леща или густеру волнует меньше всего. Единственное рациональное замечание, которое я хотел бы сделать по поводу конструкции удильника, это диаметр катушки для намотки лески. При ловле рыбы на большой глубине этот параметр имеет большое прикладное значение. Чем больше диаметр катушки, тем быстрее сматывается или наматывается леска. Когда ловишь рыбу в толпе и для перемещения от лунки к лунке нужно тратить как можно меньше времени, разница в диаметре шпули очень даже ощущается. Да и тонкая леска на большой шпуле деформируется меньше, что тоже немаловажно при ловле на большой глубине.

К выбору кивка для зимней удочки мозыряне относятся так же, как и к выбору поплавка летом. Одни пытаются ловить рыбу на украшенные всевозможными бусинками дешевые кивки из пружины, другие же предпочитают рыбачить с кивками изящными. Если рыба идет, принципиальной разницы в конструкции кивка нет. Разве только ветер разыграется. Вот тогда разукрашенные кивки трепещут, словно флаги на ветру.

Длина кивка также не особо поддается какой-либо классификации. Мне приходилось встречать рыболовов, которые ловят рыбу короткими, не длиннее 5 см, кивками, и рыболовов, предпочитающих длинные, более 10 см, кивки. Мои удочки оснащены лавсановыми кивками длиной 7 см. Всякое «навесное оборудование» я не приветствую. Но, повторяю, это не догма.

Леска

По поводу лески местные рыболовы спорят не один год. Вернее, спорят они немного не о том. Прочность, а следовательно, и диаметр лески является самым обсуждаемым параметром. Но, по моему мнению, гораздо важнее обсудить совершенно другой параметр - цвет лески. И вот почему. Когда рыбачишь на большой — шесть и более метров — глубине, леска, вынимаемая из лунки, постоянно стремится зацепиться за каждый бугорок, каждую льдинку. И попробуй распутай ее потом. А если мимо прошел кто-нибудь из рыболовов? Но ведь вы приехали на рыбалку не для того, чтобы протестировать свое зрение и терпение? Из этого не очень приятного положения есть простой выход - сделать леску видимой. Красный цвет лески хорошо заметен на любом фоне. А как это влияет на клев? Да никак! Многократные эксперименты показали полное безразличие глубоководной рыбы к цвету лески. А работать на льду с такой леской намного проще. Согласны?

Выбор мормышки

Когда читаешь о мормышках в какой-нибудь статье, посвященной ловле озерного леща, диву даешься. Как правило, авторы очень скрупулезно описывают каждую деталь, подробно расписывают цвет каждой бисеринки, каждого кембрика, надетого на цевье крючка. У мозырян все намного проще. Главное требование, которое большинство мозырских рыболовов предъявляют к мормышке, - это ее миниатюрность при максимальном весе. Почему-то считается, что такая мормышка быстрее достигает дна, и ловля рыбы с ней становится намного проще. Странный подход к выбору мормышки? А это как посмотреть.

При скоростной ловле рыбы в толпе долго соблазнять рыбу изысканной игрой приманки не приходится. Рыболовы находятся в постоянном движении вслед за перемещающейся стаей рыбы. А описанные выше местные изыски в конструкции снастей плюс значительная глубина сводят на нет все старания рыболова придать мормышке правильную игру. Вот и получается, что правы те мозырскне рыболовы, которые ловят рыбу с применением микромормышек.

Также не нашли применения при ловле бели на Припяти и безнасадочные мормышки. Может, нежелание местных рыболовов заниматься такой «ерундой» во время массового клева рыбы, а может, неумение рыболовов подобрать правильную игру приманки на большой глубине сыграли свою роль в этом. Но когда идет бель, безнасадочная мормышка даже у заядлых поклонников этого способа ловли превращается в мормышку с мотылем.

При всем разнообразии цветовой гаммы современных мормышек большинство рыболовов отдают предпочтение темным тонам. Черные, темно-синие, коричневые мормышки считаются безусловными фаворитами у местных рыболовов, особенно весной. Кембрики, бусинки и всякие другие украшения также не оказывают значительного влияния па клев рыбы. Более весомым аргументом для местного леща является пучок мотылей на крючке.

Для облегчения поиска рыбы по вертикали многие местные рыболовы привязывают на леску две мормышки. Расчет здесь прост: с двумя мормышками за одну проводку облавливается большая площадь, а следовательно, значительно увеличивается шанс «поймать горизонт, на котором залегает рыба». Нов большинстве случаев это усовершенствование оборачивается увеличением количества сходов рыбы, поскольку та предпочитает попадаться па верхнюю мормышку, а нижняя только мешает, делая снасть более грубой. Однажды попробовав, я отказался от такой схемы оснастки и нисколько об этом не жалею.

Игра приманкой, как правило, неторопливая, с частыми остановками, при которых и происходит большинство поклевок рыбы. Мормышку можно проводить как снизу вверх, так и, наоборот, сверху вниз. Это как кому нравится. Лично я люблю ловить белую рыбу, когда мормышка опускается сверху. Ну нравится мне наблюдать за тем, как выпрямляется кивок при поклевке.

Тактика ловли

Правильно выбранная тактика при коллективной ловле белой рыбы, безусловно, имеет первостепенное значение, какой бы «правильной» ни оказалась снасть в ваших руках, все равно, если не учитывать постоянно изменяющиеся условия (передвижение косяка рыбы как по горизонтали, так и по вертикали, постоянное присутствие готовых ко всему конкурентов), можно оказаться «за бортом» этого праздника жизни. Чтобы подобный казус не произошел, нужно соблюдать несколько выстраданных жизнью заповедей, правил ловли рыбы в толпе.

Во-первых, при обнаружении «клевых» лунок нужно стараться оставаться незамеченным для конкурентов как можно больший промежуток времени. Как это сделать? Многие рыболовы стараются садиться спиной к остальной толпе. Но так они не видят, что делают остальные и, как правило, очень быстро оказываются рассекреченными. Некоторые «хитрецы» надевают длинные плащи и тоже садятся спиной к «коллективу». Этих рассекречивают немного позже. Но все равно рассекречивают. Да и облачаться в тяжелый, словно доспехи рыцаря, плащ не совсем удобно. Это «средство для похудения», кроме как защиты от ветра, никакой другой полезной функции не выполняет. Но привычка — вещь серьезная. И вместо того, чтобы поменять громоздкий, обвешанный всякими излишествами кивок на более изящную модель, многие рыболовы продолжают таскать на себе плащи.

Правильнее всех маскируются те рыболовы, которые додумались до того, чтобы при вываживании рыбы не размахивать руками, выбирая из лунки леску. Используя амортизирующие свойства хлыстика, эти умницы вы важивают трофей, подматывая леску и катушку (вот где проявляются лучшие качества большой шпули). Ну и что, если вываживание рыбы получается более длительным. Зато ощущения от процесса намного острее, да и соседи спокойны.

Очень часто напуганная шумом рыба поднимается на метр-два над дном. Клев прекращается. Многие рыболовы спешат поменять место, а зря. Прежде чем это сделать, следует проверить все горизонты. А делается это так. После каждой проводки леска подматывается на длину этой самой проводки. И так до момента, когда либо произойдет поклевка, либо мормышка не поднимется очень высоко. Как правило, для того чтобы понять, поднялась рыба или нет, достаточно намотать метр-два лески.

Для непосвященных этот прием выглядит как какое-то колдовство. При полном отсутствии клева у большинства несколько счастливчиков, явно издеваясь над лучшими чувствами остальных рыболовов, с удовольствием таскают на лед рыбу. И невдомек этим неудачливым бедолагам, что нужно просто укоротить па метр-другой леску, и дело пойдет.

Завершая рассказ об особенностях ловли белой рыбы со льда на припятских старицах, хочу пожелать рыболовам больше экспериментировать как с различными типами проводок, так и с наживками . Почему-то большинство местных рыболовов предпочитают мотыля всем другим насадкам. Лишь некоторые используют личинку репейной моли. При прочих равных условиях «репейник» оказывается намного практичнее мотыля. Его нужно реже менять, да и многим карповым эта личинка больше по вкусу, чем мотыль. Особенно в оттепель.

Автор: Николай Линник

 
 
Новинки на E-mailОбсудить
Похожие статьи
Категория: Зимняя рыбалка | Дата: 12.12.2017 | Просмотров: 349 | Рейтинг: 4.0/5 из 1

Форма комментирования:
Имя *:
Email:
Подтвердите что вы человек *:

Снасти и экипировка