Монголия. Рыбалка на Крайнем Западе Дальнего Востока

Рыбалка в Монголии. Часть первая: http://rybalka-online.org/publ/stati_o_rybalke/drugoe/rybalka_v_mongolii/77-1-0-1165

Прошел год, и я снова в Монголии. Авиакомпания в очередной раз ухитрилась не потерять мой тубус со спиннингами, а значит, еще не один десяток рыб будут испытывать их на прочность...

В этот раз наш путь лежит в самый дальний, самый суровый и самый труднодоступный аймак Монголии - Баян-Ульгийский. Туда, где сходятся Россия, Монголия и Китай, туда, где под небом невиданной синевы сияют невиданной белизной вечные снежные шапки Алтая. Туда, где не может проехать даже джип. Туда, где большинство рыб не имеют никакого представления о том, что человек - их враг.

Добраться до Монгольского Алтая можно двумя способами.

  • Можно прилететь самолетом из Алматы или Улан-Батора, а можно за неделю дотрястись из монгольской столицы на автомобиле.
  • Второй путь гораздо более экстремальный, несмотря на то, что лететь в обоих случаях придется на Ан-24. Естественно, мы выбрали его, к тому же по дороге из Улан-Батора довольно много всяких озер, рек и ручейков, обещающих хорошую рыбалку.

За год в Монголии мало что изменилось. Все так же зеленеют мягким бархатом горы, так же белеют жемчужными россыпями прилепившиеся к их подножию юрты, так же бродят по необъятной степи неисчислимые стада скота и сверкают извилистыми змейками речки. Кое-что, конечно, произошло. Построили одну дорогу... провели неудачную попытку государственного переворота... разгромили дьюти-фри и выпили там все, что было. достроили несколько блестящих стеклом и металлом отелей и банков в Улан-Баторе.

Но это все ерунда по сравнению с эпохальным и страшным событием, произошедшим с монгольским народом за этот год. Монголы начали ловить рыбу! Нынче уже нет такого хорошего рыбацкого места, где бы вы с уверенностью могли рассчитывать на одиночество. Браконьерство в Монголии и по сей день не в моде, сильны старые традиции беречь природу. Но спортивными снастями (вернее, тем, что они считают спортивными) ловят уже все, от мала до велика. Ловят в речках, ручейках, озерах и болотцах. Тут надобно отделить понятие "ловят" от понятия "действительно ловят". В монгольском смысле "ловят" - это находятся на берегу со снастями и забрасывают их в воду. Но уровень их подготовки обратно пропорционален тому количеству рыбы, которое и по сей день наводняет монгольские водоемы. Это позволяет аратам считать удачной рыбалку, если за полдня они выловят 5-10 хвостов. Такой же результат будет считаться удачным и у нас, с нашим уровнем рыболовной культуры и с тем мизерным количеством голодной рыбы в реке. Но ежели попадет наш человек со своими снастями в Монголию, ему все еще будет неинтересно. Полутонов там не бывает: если ты нашел рыбу, она будет клевать на все подряд и на каждом забросе, пока не закончится. Если не нашел - извините, совсем не клюнет.

Снасти местных рыболовов

Может быть, имеет смысл для пущего азарта освоить то, чем ловят монголы? Извольте, опишу. Указанными снастями кое-как ловятся ленок и хариус.

Снасть № 1: удилище - рука, катушка -рука, леска 0,45-0,60, грузило - какое попало, крючок № 1/0-2, тупой, наживка - кузнечик. Снасть позволяет выполнять забросы до 8 метров.

Снасть № 2: удилище - китайский телескоп длиной от 3 до 4 метров с кастингом от 1 до 10 кг, катушка - китайская класса 4000, скрипучая, леска такая же, поводок стальной диаметром 0,5-1 мм, блесна вращающаяся а-ля Aglia № 5 или Long № 3. Снасть позволяет выполнять забросы от 8 до 15 метров.

И с этими снастями араты вполне удовлетворительно ловят ту рыбу, к которой наш рыболов вряд ли осмелится подойти ближе чем на 30 метров с микроскопическими вертушечками и ультралайтовыми воблерками.

Кроме забавных снастей, монголам также присуща полная беззаботность в плане маскировки, абсолютное отсутствие осторожности и дух коллективизма. Это у нас, если вы первым прибыли на место, то можете рассчитывать на то, что опоздавший расположится не ближе 20 метров. В Монголии, где человек человеку друг, товарищ и брат, они будут ловить бок о бок с вами. Да если к тому же у вас еще и клюет (а это почти гарантировано). Они просто другие, и пока вы находитесь в Монголии, примите их такими, как они есть. Это не хамство, не неуважение к другим, не отсутствие культуры. Если опоздаете вы, смело подходите в гущу, расталкивайте монголов и ловите с ними - вам не то что никто ничего не скажет, но даже ничего не подумает, вам будут только рады. Можете проверить, хотя клевать у вас не будет.

Остановка на речке Селенга

Ловля спиннингом

По дороге на Алтай мы остановились на чудной речке Сэлэнгэ (по-нашему - Селенга), в одном из наиболее красивых и рыбных мест. А какие там закаты и рассветы! У-у-у. Стали лагерем в том месте, где мутные воды Селенги разбавляет небольшая чистая речушка. Это место мы разведали год назад, тогда здесь отлично брал хариус. Первый вечер прошел спокойно. А наутро, едва я успел поймать первый десяток небольших ленков (хариус куда-то запропастился), на дороге показались тучи пыли и надсадный рев пополам с бензиновой вонью дали понять, что прибыли монгольские байкеры со спиннингами, в количестве трех человек.

Вежливо поздоровавшись и улыбнувшись, они стали, как у нас говорят, "мне на голову", расчехлили свои телескопы, оснащенные устрашающих размеров блеснами, и стали хлестать воду почем зря. Одеты они были в камуфляж высшего сорта. Первый - в ослепительно белой футболке и синих спортивных штанах, второй - в грязной белой футболке, третий - в красном свитере. Несогласованность действий аратов через каждые два заброса приводила к перехлесту и распутыванию. Через каждые три заброса корявая проводка приводила к зацепу. Исполнив шесть-семь истошных и безрезультатных рывков, ребята начинали ходить вдоль берега, продолжая дергать что есть силы. Если это ни к чему не приводило, то, сняв синие штаны, но оставив яркие футболки, араты поочередно заходили в воду, чтобы отцепить блесну.

Меня это действо настолько увлекло, что я убрал от греха подальше все коробочки, отошел к палатке и стал за ними наблюдать. В этой обстановке они поймали двух ленков! Кульминацией рыбалки стал следующий момент: двое аратов забросили под один и тот же камень с разных сторон, перехлестнулись, а потом течение затащило всю эту конструкцию под камень, и один из них отправился в реку. Третий как ни в чем не бывало исполнил заброс в то же место и тоже сел под тот же камень. Перекинувшись некоторыми идиомами (спокойно, впрочем), они совокупными усилиями вытащили из реки весь этот клубок, всполошив ленка в радиусе нескольких километров. Распутали и после этого еще минут пятнадцать усердно утюжили те же места, где явно уже никого не осталось. Убедившись в том, что мои подозрения не беспочвенны, араты смотали снасти и отчалили. Я ради смеха забросил маленькую вертушечку туда, где незадолго до этого копошилась троица, и. мгновенно поймал ленка. После такого вопиющего акта ловить ленка расхотелось до вечера...

Матчевая ловля

А вечером пожаловал новый гость, некто Эрдэнэ из Улан-Батора, прекрасно говоривший по-русски. Эрдэнэ был продвинутым рыболовом - ловил на матчевую снасть. То есть снасть № 2, но вместо блесны - поплавок, поводок и крючок с кузнечиком. Кузнечиков на окрестных холмах ловила его жена. Эрдэнэ рассказал много интересного и познавательного о поведении монгольской рыбы, в частности, поведал о том, что идеальная рыбалка - на границе мутной и чистой воды, а если вода везде чистая, то клюет плохо. Слушать его было весьма интересно, но держаться от него я предпочел подальше. При поклевке Эрдэнэ исполнял ужасающей силы рывок удилищем. Если ему при этом не удавалось подсечь рыбу, снасть вылетала из воды и с диким воем неслась в случайное место в радиусе пяти метров от самого Эрдэнэ. Когда этот смертоносный снаряд просвистел в полуметре от моей головы, я отошел еще дальше, потому что по убойной силе монгольская матчевая оснастка не уступает знаменитому кольту "Питон".

Рыбалка на озере Хубсугул

Вторая рыбалка состоялась непосредственно на озере Хубсугул. Там вообще-то заповедник, но на турбазе своя суверенная территория, где правила любительского рыболовства устанавливаются местным поваром. Желая побаловать туристов, повар по утрам ходит на берег со снастью № 1 и вылавливает несколько хариусов, чтобы потом угостить постояльцев. Много у него не получается, но по одному хариусу на столик ("от заведения") мы в первый вечер получили. Здесь я вообще снискал репутацию едва ли не шамана. На Хубсугул едут отдыхать многие монголы, а все любители рыбалки (а их полку страшно прибыло за год) обязательно едут со спиннингами. Но они не учитывают некоторых особенностей:

  • Во-первых, в Хубсугуле возле берега есть только хариус, который на их монструозные блесны не клюет.
  • Во-вторых, вода такой невероятной прозрачности, какая не снилась и Красному морю.
  • В-третьих, местный рыбацюга-повар зашугал хубсугульского хариуса своими утренними упражнениями до состояния карпатского родственника с тяжелой формой мании преследования. У повара я и подсмотрел тактику ловли хариуса. Забросив свою немудреную снасть № 1 в Хубсугул, он даже не садился, а ложился за камень так, что хариус его никак не мог видеть. Проходило минут пять - и следовала поклевка!

В результате, когда берег озера осадили толпы страждущих со спиннингами, они никак не могли понять, в чем дело, - у меня клюет, а у них нет. Ну еще бы! Я сижу за камнем в камуфляже, забрасываю вертушку номером меньше 00, на леске 0,14 мм ультралайтовой палочкой метров на 30, а они стоят на самом берегу в оранжевых футболках и машут гигантскими прутами, на которых висит гигантская блесна. Заподозрив, что никакой я не шаман, один из гостей - усатый и добродушный толстяк Байра - поглядел на мою блесну и, виновато улыбаясь, спросил, нет ли у меня такой же запасной. Я ему дал, Байра воодушевился и изо всех сил зашвырнул ее своим телескопом. метра на два с половиной. Через пять минут он с виноватой улыбкой вернул мне блесну. То, что у меня нет запасного спиннинга, он уже понял.

Котловина Больших Озёр

Еще два дня мучительного козления на джипе по переменчивой монгольской грунтовке (от плохой до совсем никудышной) - и мы приехали в котловину Больших Озер. Эта котловина - внутренний бессточный бассейн, сюда впадают реки, берущие свое начало на восточных склонах Алтайского хребта. Район Больших Озер расположен чуть ли не на километр ниже остальной территории Монголии, и здесь - настоящая знойная пустыня. На берегах огромных соленых озер вообще не растут растения, в воде нет почти никакой рыбы, одним словом, рыболову здесь задерживаться не стоит. Лучше потерпеть еще два дня и добраться до других озер, не таких больших, но несравненно более рыбных и красивых.

Озера Хурган-Нуур и Хотон-Нуур

Это озера Хурган-Нуур и Хотон-Нуур на самом западе Монголии, в самом глухом, девственном и заповедном краю. Добраться туда крайне тяжело. У нас полноприводные машины импортного производства гордо называются "внедорожниками", хотя большинство из них трудно назвать даже "внеас-фальтниками". Самый что ни на есть боевой джип - старенький "Лэнд Крузер", которому все предыдущие дороги были нипочем, ревел, стонал, охал и терял всевозможные детали. Дорога на Хотон-Нуур - это высшее испытание для автомобиля. Грязь до днища, огромные камни, лежащие безо всякого порядка и предательски переворачивающиеся, когда на них наезжаешь, ревущие потоки более метра глубиной. Это - дорога! И когда "Лэнд Крузер", проделав за день громадный путь в сто километров, последний раз фыркнул на берегах сказочного озера, к нам начали приходить араты из окрестных юрт, чтобы посмотреть на это чудо японской техники. Они таких машин не видели никогда. По алтайским дорогам ездят всего две разновидности автомобилей - УАЗ и ЗИЛ. Всем остальным машинам это практически не под силу.

Готовясь к солнечному затмению, монголы возвели на берегах озера новую базу.

Десяток белоснежных юрт разворачивали прямо при нас. Увы, мы так и не видели, чтобы кто-то туда приехал.

Озеро Хотон-Нуур невероятно красиво. Узкое, зажатое между заснеженными горными хребтами, с абсолютно чистой и на удивление теплой водой, оно лежит на 12 метров выше соседнего Хурган-Нуур и соединяется с ним протокой шириной около ста метров. Именно этой протокой начинается самая большая река монгольского Алтая - Ховд-гол. За счет того, что река впадает в бессточный бассейн, здесь сохранились реликтовые рыбы - монгольский хариус и алтайский осман. Эти рыбы больше нигде в мире не встречаются. Кроме монгольского, живут здесь также сибирский и обычный арктический хариусы.

Не имея опыта ловли хариуса в озерах, я беспомощно ходил по берегу, меняя приманки, заходил в воду, но поклевок никак не мог добиться. И это при том, что меня все в один голос заверяли, что более рыбного места в Монголии не найти. Наконец, дойдя до песчаного пляжика, где под водой колыхались какие-то водоросли, я устал и присел под лиственницей покурить и полюбоваться фантастическим пейзажем. Минуты через две из водорослей выплыл хариус и стал деловито копошиться у самой кромки воды. Я ожил и начал медленно вставать. Хариусу дела до меня не было ровным счетом никакого, он еще немного покрутился, потом выпрыгнул в воздух, съел какую-то мошку и неторопливо скрылся в траве. Следующие пятнадцать минут принесли трех небольших сибирских хариусов, которые клевали только на самую малюсенькую вертушку, да и то очень вяло. В основном они сопровождали ее до кромки травы, делали слабую попытку укусить и возвращались обратно.

И я понял, что в большом озере ловить рыбу нужно все-таки с лодки. Лодку нам любезно предлагал начальник пограничной заставы, но застава находилась в трех километрах от нашего лагеря. Протока, соединяющая Хотон-Нуур с Хурган-Нууром, была гораздо ближе, до нее не было и километра. Я решил воспользоваться этим шансом, ведь в реке мне было бы ловить намного проще.

Над протокой крутилось такое количество всякой мошкары, что было бы гораздо уютнее в накомарнике, хоть они и не кусались. Такого изобилия разнообразных мух, мошек, поденок и каддисов я никогда не видел. Они забивались во все дыры, залезали в любую щель, порхали над водой во всевозможных направлениях и открыто издевались. Над озером такого столпотворения мошкары не было, и я быстро сообразил, куда делся озерный хариус. Он весь был здесь.

Вода буквально кипела от постоянных попыток хариуса доказать мошкаре, что в пищевой пирамиде он стоит на ступеньку выше ее. Конечно, в такой ситуации нахлыст был бы более уместным, но за нахлыстовой снастью пришлось бы топать в лагерь, поэтому я зашвырнул в воду свою микровертушечку.

Я даже не помню, успела ли она приводниться, потому что мгновенно исчезла в алчущей пасти. Последующие несколько забросов в разные стороны показали, что избежать поклевки можно единственным путем - забросить на берег, да и то не было никакой гарантии, что за блесной не вылезет на сушу хариус и, лихорадочно работая плавниками, не доползет до нее, чтобы схватить и съесть. Размер хватающего микровертушку хариуса был соответственным - до ладошки. Вспомнив старое правило "крупнее приманка - крупнее рыба", которое до сих пор по хариусу никогда не работало, я привязал вертушку № 0. Она тоже не успела приводниться. На вертушку № 1 (модель, цвет и производителя не называю, ибо это не имело ровно никакого влияния на клев) начал попадаться хариус по полкило. По-прежнему вперемешку с мелочью.

Наконец вертушка № 3 вернулась на берег без поклевки. "Наконец-то, - подумал я. - Вот тот размер, который отсечет мелочь!" Впрочем, оказалось, что крупная вертушка вовсе не отсекает мелочь, а просто снижает клев. Вторая проводка принесла двухсотграммового хариусишку, который старался "доглотить" тройник уже у меня в руках. В отчаянии я облачился в вейдерсы (до сих пор ловил прямо с берега), чтобы забрести ближе к середине реки, где вода образовывала стремительные водовороты вокруг больших камней. "Ну, здесь я точно поймаю трофейного!" - думал я.

Не тут-то было. По дороге из-под моих ног неохотно расплывались стоявшие буквально под каждым камнем хариусы. Да-да, та самая "наиболее осторожная рыба". Один здоровенный хариус, которого я попытался пнуть ботинком с мыслью "что ж ты, стервец, не клюешь", злобно посмотрел на меня и отошел метра на полтора, под соседний камень. Тут за спиной послышался смачный звук. Обернувшись, в метре за собой я увидел барахтавшегося на поверхности каддиса, расходящиеся по неровной глади круги и мелькнувший под поверхностью хвост. Н-да, пугливость монгольской рыбы переходит всякие границы.

На середине реки история повторилась, с той лишь разницей, что даже на вертушку № 3 клевало постоянно. А крупнее у меня не было.

Лишь вечером в улове начал преобладать хариус более или менее пристойный. А когда солнце скрылось за вершинами гор и воздух стремительно темнел и охлаждался, стали попадаться действительно трофейные экземпляры - за килограмм, причем сразу всех трех видов: арктический, сибирский и реликтовый монгольский.

Утром недалеко от хариусовой стремнины расположились вновь прибывшие туристы - французская тетка с двумя дочерьми. Тщетно попытавшись со мной пообщаться на общеевропейские темы и убедившись в очередной раз в закрытости и угрюмости русского человека, тетка пожала плечами и куда-то отправилась на лошадях. Ее рыбалка абсолютно не привлекала, в отличие от сопровождающих ее монголов. Те выудили из глубины УАЗа два страхолюдных телескопа и составили мне компанию. На здоровенные тайменевые колебалки, которые висели у них, не клевал даже здешний хариус. Тогда они, проконсультировавшись со мной и проведя очередные раскопки в недрах УАЗа, извлекли оттуда две вертушки № 4, покрытые красными пятнами и легким налетом гидроксида железа, именуемого в народе ржавчиной.

крупный хариусПервые же забросы показали, что хариус не настолько беспечен, как могло показаться. Громадную вертушку, падавшую на толстенной леске в двух шагах от берега, он почему-то упрямо игнорировал. Лишь однажды один из аратов подсек хариуса, но так и не смог его вытащить - хариус сорвался с ржавого крючка. За это время я успел поймать и отпустить не менее десятка. Монголы сделали ошибочное заключение, что причина моего успеха в том, что я зашел в воду, и решили поступить так же. Вейдерсов у них не было, раздеваться и лезть в относительно прохладную воду они тоже не решились. Они выбрали другой путь, простой до гениальности. Они заехали в реку на лошадях. Иллюстрация из серии "Монгольские вейдерсы" была столь занятна, что я пулей выскочил на берег и помчался к палатке за фотоаппаратом и видеокамерой.

К сожалению, самое смешное произошло до того, как я приготовился к съемке. Один из сопровождающих зацепил довольно большого хариуса и подвел его к себе. Мгновенно встал вопрос - как взять рыбу? Поднимать в воздух нельзя - сорвется, взять рукой из воды, находясь на лошади и держа в одной руке спиннинг, - невозможно, подсаки, естественно, нет и в помине. Произошло то, что можно было бы назвать "коллективным подсачиванием", - удачливый монгол подвел хариуса к лошади второго, второй исполнил акробатический наклон, огрев при этом своим удилищем лошадь первого по морде, и схватил хариуса.

Не привыкшая к такому жестокому обращению лошадь всхрапнула и чуть не сдернула намертво вцепившегося в хариуса второго монгола в воду. К чести искусного наездника, он удержался в седле и снял хариуса с крючка. Раздавшийся при этом победный клич сильно испугал хариуса, тот изо всех сил дернулся в руке у арата и. вырвался. За этой сценой последовали долгие пререкания, взаимные упреки и дальнейшие попытки. Старший из двоих имел спокойную лошадь, и за следующие 15 минут все-таки поймал хариуса. Он, плюнув на возможность схода, достал трепыхавшегося хариуса из воды и положил его в карман (других вариантов не было).

А вот лошадь младшего была менее спокойной и никак не могла понять, какого лешего она должна стоять в воде, если она не хочет пить и ей довольно прохладно. Она все время крутилась и пыталась вернуться на берег, и арат был вынужден воевать сразу со всеми: с хариусом, который не клевал, со спиннингом, который никак не хотел забрасываться вперед и то и дело норовил запутаться со спиннингом соседа, и с лошадью. Столько рук у него не было, поэтому он взял бразды правления лошадью в зубы и пытался управлять ею с помощью резких движений головой, пока руки воевали со спиннингом. В конце концов, лошадь победила и победоносно вылезла на берег, неся на спине расстроенного парня. Впрочем, второй тоже составил ему компанию, достал из кармана хариуса, убил его и принялся чистить, в то время как третий член их команды - водитель - разводил костер и радостно потирал руки. Увидев, что все эти мучения были продиктованы исключительно кулинарным вожделением, я быстренько наловил им на жареху хариусов и сразу превратился из относительного врага (ловит сколько хочет, гад, и выпускает!) в абсолютного друга. И, надо признать, хариус, особенно только что пойманный и приготовленный на берегу, настолько вкусен, что ради него вполне можно пойти на такие мучения. Ни в одном ресторане хариуса вам не подадут - он очень быстро портится, не разводится в неволе и не ловится никакими снастями, кроме спортивных.

Хариус - это рыба путешественников, стойких людей, готовых бороться с ветрами, холодами, палатками, ужасными дорогами и вредными лошадьми, пытающимися свернуть на берег.

В озерах живет еще одна редкостная рыба - алтайский осман. Он принадлежит к семейству карповых, по образу жизни напоминает нашего судака и ловится в основном с лодки. Судя по отчетам в Интернете, ловится он и с берега, но. Что я только ни пробовал, в каких озерах ни рыбачил, осман мне так и не покорился. Единственное, что мне удалось разыскать, - выбеленный солнцем его череп на берегу озера Толбо-Нуур. Ничего, будет лишний повод вернуться сюда!

P.S. О нахлыстовой ловле хариуса, живущего в протоке между озерами Хотон-Нуур и Хурган-Нуур, позволю себе умолчать. Ну что я могу посоветовать, если хариус не оставлял без мгновенного внимания НИ ОДНУ из всего разнообразия имевшихся у меня мух...

Автор: Андрей Аникин

Новинки на E-mailОбсудить
Похожие статьи
Категория: Другое | Дата: 10.03.2017 | Просмотров: 562 | Рейтинг: 5.0/5 из 2

Форма комментирования:
Имя *:
Email:
Подтвердите что вы человек *:

Снасти и экипировка