О рыбалке в Западной Сибири

Язь на бомбардуРыбалка в Сибири в этом году для меня началась с разговора с оракулом. Я настучал для него на компьютере несколько ключевых слов, немного подумав, он выдал мне все, что знал о рыбалке спиннингом в окрестностях славного города Томска. В основном он рассказывал о прошлом, о том, что уже произошло и было проиндексировано в его памяти. Мне же, сопоставив все данные, приходилось угадывать будущее - что сулит мне как рыболову эта августовская поездка в Западную Сибирь.

Сразу оговорюсь, в этом краю я был не раз. Помимо самых нежных чувств к своей родне, каждый год меня влекла туда неповторимая сибирская природа. Однако в силу различных обстоятельств в последнее время попадал туда далеко не каждый год. И хотя рыбалка в окрестностях Томска для меня ни в коем случае не являлась тайной за семью печатями, я потратил не один час, просматривая томские рыболовные форумы. Спиннинг, помутивший мой рассудок и вытеснивший из моих рук все остальные орудия спортивного лова, жаждал новых жертв и новых трофеев. Но опыт ловли хищников на искусственные приманки в Сибири у меня был маловат. Все свое детство я ловил там щуку на живца или резинку, а мирную рыбу - в проводку или донкой. Резинка оснащается поводками с мушками из красных ниток мулине или блестящих, а рыболов постоянно держит леску в руке и делает длинные потяжки с паузами. На этот сибирский "самодур" мы ловили окуней, щук, судаков.

В последние годы я стал испытывать слабость к щуке и жереху, поэтому мысленно ставлю перед собой цель - поймать сибирскую щуку и... сибирского жереха, коим можно в определенной мере, конечно, назвать, язя. Миссия отнюдь не невыполнима. Вскоре выясняю, что хищные обитатели сибирских рек ничуть не меньше жалуют воблеры, вращалки, колебалки и силикон, чем их украинские собратья. Многообещающие рыболовные отчеты на форумах были написаны по итогам поездок в хорошо известные мне места, поэтому, с чувством облегчения уложив в сумку приличную коллекцию проверенных воблеров и блесен, прихватив с собой тубус с удилищем, которое впоследствии пришлось сдать в багаж, я вылетел из Киева навстречу своему рыболовному Эльдорадо.

Вдохнув первый глоток августовского сибирского воздуха в аэропорту Томска, я подумал, что не зря перед отъездом мама напомнила мне поговорку: настоящий сибиряк не тот, кто никогда не мерзнет, а тот, кто тепло одевается. Было заметно, что природа и люди уже начали готовиться к осени. Было пасмурно, температура около +12 °С.

Август, пожалуй, не самый лучший, но и не самый худший месяц для местного спиннингиста... Однако, стоп! Прежде всего совершенно необходимо сказать несколько слов об этом замечательном городе. Город был заложен на реке Томь, в том месте, где в нее впадает речка Ушайка, более 400 лет назад. По легенде, и реке и городу название дала эуштинская принцесса и, по совместительству, красавица Тома. Ее жениху и, по совместительству, доблестному воину Ушаю повезло меньше - в честь него назвали лишь речушку. Самобытность этого города долгое время определялась его относительной изолированностью. При строительстве Транссиба из-за окружавших Томск болот он остался в стороне от главной транспортной артерии Сибири. Томичи, конечно, не превратились в сибирских робинзонов крузо, а город и область не стали «затерянным миром», но стали чем-то неуловимым выделяться среди других сибиряков. Взять хотя бы деревянную архитектуру - лицо и визитную карточку Томска. Другой такой нигде в Сибири и даже в России вы не встретите. К сожалению, в последнее время на этом лице все чаще стали появляться бесформенные кирпичные «угри».

По своим размерам Томская область почти равна Германии. Если взглянуть на карту, сразу становится понятно, что недостатка воды она не испытывает. Через всю область протекает одна из великих сибирских рек - Обь, а вся остальная территория опутана сетью средних и мелких рек и речушек. Такие притоки Оби, как Кеть, Чулым, Васюган, волнуют сердце многих российских рыболовов, манят все еще довольно дикими берегами и своими рыбными запасами. Даже Томь, несмотря на регулярное загрязнение сбрасываемыми промышленными водами, по-прежнему является довольно рыбной рекой. В этом я убедился, прогулявшись по набережной в том месте, где, вопреки несчастной любви, Тома и Ушай все же встречаются. Как и раньше, то тут то там метрах в пяти от берега стояли по пояс в воде рыболовы и впроводку ловили шустрых ельцов и подъязков. На небольшом мысу расположились любители донки. Прогресс не стоит на месте, и вот уже рядом с традиционными поплавочниками и доночниками я встретил рыболова со спиннинговым удилищем, «бомбардой» и микровращалкой. И все они были с рыбой.

Трофейную щуку спиннингист может отыскать совсем недалеко от города. А десятки мелких таежных речушек Томской области таят в своих быстрых водах шустрых хариусов, зубастых ленков и тайменей. Однако добраться в эти места нелегко. Поэтому ограниченный временем, финансами и отсутствием собственного транспорта, необходимого для дальних поездок, я с радостью откликнулся на приглашение коллеги моего брата порыбачить на Оби километрах в сорока от города.

Местом нашего пребывания стала база отдыха медуниверситета, расположенная прямо на обрывистом берегу реки. В наше распоряжение были предоставлены несколько уютных деревянных домиков. Отдыхающих на базе практически не было, видимо, все уже готовились к новому учебному году. Познакомившись со сторожем и директором базы, мы бросили вещи, во дворе приготовили барбекю и стали «хорошо сидеть». После многочисленных тостов за дружбу братских народов, обсуждения политической ситуации в одной стране, потом в другой и, наконец, в мире в целом разговор плавно перешел на рыбалку. Мой новый знакомый и его товарищ ловили преимущественно вертикальным джигом, сплавляясь по течению на резиновой лодке над ямами и другими наиболее перспективными местами. Снасть - короткое жесткое удилище, груз-головка 20-30 г на вольфрамовом поводке и третий «предатель». Техника ловли напоминала зимнее блеснение. В уловах преобладала щука, были также окунь и судак. Чем ближе к осени, тем экземпляры крупнее. Ловить втроем с небольшой резиновой лодки было не совсем удобно, поэтому наша рыболовная команда приняла решение высадить меня с запасом воды, продовольствия и рыболовных приманок на каком-то острове.

Утром следующего дня мы погрузили лодку на крышу «Нивы» и проехали несколько километров вверх по реке. Оставив машину на берегу, мы вскоре рассекали обские волны с помощью продукции японского гиганта машиностроения «Хонды». Ширина Оби в этом месте, как и вообще в ее среднем течении, достигает метров пятьсот. Один берег пологий, другой обрывистый. Течение довольно сильное. Дно песчано-гравийное, но отмели заболочены. Нередко встречаются песчаные косы и вытянутые острова, поросшие тальником или лесом. Наконец мы находим подходящий остров рядом с песчаной косой, заходим в узкую протоку с очень сильным течением, которая переходит в перекат. Пожелав удачи, меня высаживают на берег.

Цепляю «вертушку» и делаю несколько пробных забросов в протоку с песчаного мыса. Однако вскоре понимаю, что ровное дно, небольшая глубина и сильное течение вряд ли понравятся щуке. Тем не менее вращающийся лепесток блесны с интересом провожают ельцы, резвящиеся на струе. Через метров тридцать береговой линии острова берег постепенно становится все более высоким и заваленным упавшими деревьями и примкнувшим к ним топляком. Эти естественные преграды замедляют течение, создают «обратку» и ямки. Я роюсь в коробочке и пытаюсь сообразить, какую приманку лучше использовать. Терять воблеры в этих завалах не очень хочется, вертушки вряд ли будут погружаться на нужную глубину, поэтому я возлагаю свои надежды на джиг и колебалки, хотя и к тем и к другим отношусь довольно прохладно. Видимо, не зря говорят, что в приманку надо верить. Мое неверие передается силиконовому Predator, а уже от него - щуке, которая отказывается верить в то, что перед ней суетится живая рыбка.

Я двигаюсь по кромке воды, прямо за спиной обрыв метра два в высоту. Места очень хороши, так что с нетерпением жду такое знакомое чувство тяжести и дрожь на другом конце спиннинга, однако время идет, а поклевок нет. Внезапно слышу, а потом и вижу парочку крякв, поднимающихся из глубины острова. Сообразив, что там наверняка есть озерцо, продираюсь к нему сквозь заросли тальника. Вскоре действительно нахожу его: оно заливное, т.е. наполняемое паводковой водой, неглубокое и метров 70 в длину. По опыту знаю, что в таких озерцах иногда встречаются очень неплохие экземпляры щук, которые заходят туда весной и к лету выедают в них все, что движется. Цепляю плавающий неглубоко идущий Rapala Original... но нет, от воблера лишь бросаются врассыпную в разные стороны маленькие гольянчики.

Осматриваюсь наконец. Озерцо довольно живописное. В дальнем краю с кучи топляка за мной внимательно следит зимородок. Вокруг заросли дикой черной смородины и мяты. Не удерживаюсь и набиваю рот ягодами, а пару стеблей мяты с листьями сую в карман для вечернего чая. Тут же обнаруживаю цветущие заросли иван-чая. Говорят, что сибирские цветы такие яркие, потому что спешат показать себя во всей красе за короткое сибирское лето.

Возвращаюсь на берег, оставляю в качестве дани реке несколько джиговых приманок и колебалку-незацепляйку, а поклевок все нет. Поэтому решаюсь и цепляю золотистую Aglia №3. Всматриваясь в воду, пытаюсь понять конфигурацию топляков под водой, делаю недалекие забросы. Веса блесны хватает, чтобы она погрузилась метра на полтора. Понимаю, что до второй бровки мне не добраться, но другого выхода не вижу. Забрасываю блесну в небольшой заливчик параллельно берегу, веду ее против течения. Вертушка «упирается», как может. И вот первая долгожданная поклевка. Несколько благодарных кивков удилища и я становлюсь счастливым обладателем двухкилограммовой щуки. Ура! Программа-минимум выполнена - сибирская щука поймана. Используя веточки тальника вместо хирургических инструментов, извлекаю тройник блесны из ее пасти.

Продолжаю облавливать топляки и чувствую себя первооткрывателем, потому что явных следов пребывания человека на моем острове нет. Берег местами завален настолько, что мне приходится карабкаться на обрыв и по нему обходить завалы. Романтики добавляет и то, что приходится лишь догадываться, что скрывается вон за тем поворотом, зарослями кустов или упавшей сосной. Щука держится преимущественно в небольших заводях, где замедляется или практически отсутствует течение. В одной такой заводи почти подряд вытаскиваю двух килограммовых щучек на все ту же золотистую Aglia. Однако вскоре и она меняет место жительства с моей коробочки на подводную корягу в Западной Сибири. Пристегнутая меппсовская «Черная фурия» провоцирует на поклевку еще двух щучек, которые затаились в треугольнике, образованном упавшей осиной и берегом. Однако клев нельзя назвать сумасшедшим, выловленная рыба явно трудовая. Мысленно ругаю себя за то, что не обзавелся силиконом с офсетчиками, которые были бы здесь очень уместны. Чтобы запечатлеть себя на фоне реки, вешаю свой Canon на ветку куста, ставлю задержку спуска на 10 секунд и позирую.

Солнце становится в зенит, начинает припекать, я вспоминаю про язей и перекат. Обойдя остров по периметру, возвращаюсь к месту, где меня высадили и обещали забрать на большую землю. На катушку ставлю шпулю с леской 0,22, ставлю «бомбарду» и цепляю желтую микровертушку-«маньячку». На первом же забросе чувствую резкую поклевку, слабеющее сопротивление и ловлю рукой прогонистое тело ельца. Сибирский елец довольно жирный и необычайно вкусен в копченом виде. Перекат довольно мелкий, чуть выше колена, но я стою на прибрежной гальке метра за два до воды, чтобы не спугнуть рыбу, которая обгладывает прибрежные камушки и поджимает мальков к берегу. Снимаю рюкзак, ставлю его на гальку и начинаю увлекательную ловлю. Почти каждый заброс заканчивается поклевкой, однако часто случаются сходы. Кроме ельцов, вытаскиваю несколько хороших окуней, однако чувствую, что способен на большее. В смысле, на язей.

Пройдя метров тридцать вниз по течению, где оно немного стихает, с силой забрасываю произведение киевского мастера в воду своим отнюдь не ультралайтовым удилищем. Как всегда, внезапно чувствую упрямую тяжесть. Красноперая рыба несколько раз выпрыгивает из воды, бьет хвостом возле берега, но вскоре затихает, придавленная коленом. Язь небольшой, но я все же заслуживаю «зачет». Удивляюсь, как он не выдавал своего присутствия на такой мели. Вскоре на все ту же «маньячку» вытаскиваю еще пару подъязков и ельцов. Такая разнообразная ловля приносит огромное удовольствие. Моя «зачетка» - сумка с рыбой - оттягивает плечи, и я сажусь на поваленное дерево отдохнуть и полюбоваться обскими просторами.

...За несколько дней до отъезда на родину случайно, в кафешке, знакомлюсь с молодой английской парой. Насмотревшись передач о рукотворных чудесах света на канале «Дискавери», они путешествуют по Транссибирской магистрали, останавливаясь ненадолго в крупных городах. Англичане в восторге: в Англии поезд делает остановки каждые десять минут, а тут можно ехать час, два... пять - и ни одного города! Отвечая на вопрос, чем я занимаюсь в Сибири, говорю, что был на рыбалке на реке Обь.

Автор: Вадим Кирилов

Новинки на E-mailОбсудить
Похожие публикации
Категория: Рыбацкие рассказы | Дата: 15.04.2018 | Просмотров: 515 | Рейтинг: 3.0/5 из 2

Форма комментирования:
Имя *:
Email:
Все смайлы
Подтвердите что вы человек *:

Снасти и экипировка